Новости  Афиша  Рецензии  Интервью  Статьи
О проекте  Наши друзья  Группы  Галерея



Интервью с GrimFaith

Neform@† (N.): Первый вопрос будет о концерте. Сложно было его организовать? Потому что, в принципе, вышло очень неплохо – много работы это заняло?

Череп (Ч.): Это, в первую очередь, одни нервы – всё время, каждую секунду. И они начинаются где-то за месяц до начала – что, где, как и когда. С кем играть, чего делать и т.д. А вообще больше всего нервов, конечно, в день концерта. Потому что всегда, если возникает какая-то проблема, она сразу сваливается на организаторов.

N.: А почему вы вдруг решили организовать такое вот дело?

Ч.: А это просто по надобности, потому что никто нас не брал никуда выступать, а так нам хотелось. Так чтобы мы своего добились (смеется).

N.: Стоп! А вы не пробовали приходить и говорить – ой! Возьмите нас, а?

Ч.: Нет, поскольку в таком случае мы могли выступать только в «Барвах», которые «тянут» всех, кого не лень.

N.: А чего это такое было, когда ведущий говорил о охране и прочих неприятных вещах? Чего, возникли проблемы?

Ч.: Ну, он это гнал, чтоб завести народ, поподбадривать. На самом деле…

Индеец (И.): …на самом деле это начиналось как шутка, а закончилось как удачное ее оправдание.

N.: Вполне! Но…вот кто сказал: «Так, народ! Давайте!» Чья была идея?

Тут Череп опускает глаза и тыкает на себя. Сбоку Индеец тоже показывает на Черепа.

Ч.: Ну…моя.

N.: Ох, какие мы скромные! А как вы подбирали группы?

Ч.: А дело в том, что они нам нравились. Все группы, которые играли.

N.: Это жутко невежливо, но… Народ, а какую связь nu-metal, в исполнении Disclaimer, имеет с вашей готикой? Группа хорошая, но их бы на какой-то панк-сэйшн…

Ч.: Сами сказали. Группа хорошая. Но просто в ней еще играет наш бывший басист Коля, по совместительству парень нашей клавишницы. Вот.

N.: Ага! Тогда что вы могли бы сказать о всех группах, которые там играли? Да, Череп, именно о всех!

Ч.: Ох…! Мне, конечно, больше всех Inferno понравились, потому что выступили мрачно, классно и т.д. Еще Wild Garden – но я их слышал только из-за сцены.… А вот рассказывают, что они там шоу сделали…(Тут мы еще раз пересказываем суть шоу).

N.: Да… А вот теперь, опытом умудренные, чего вы можете сказать о «украинском шоу-бизнесе»? И есть ли он вообще в отношении тяжелой музыки? Не говорили вам что-то типа: «А, патлатые! Чего, концерт хотите? Фиг вам!».

Ч.: Нет, с патлатостью проблем не было. Просто люди, к которым мы обращались, нормально на это реагировали. Ну, концерт, так концерт. Придет народ, хаером потрясет… Хотя они думали – ну, человек 100 придет. Ошибались. Пришло больше…

N.: А вы планируете продолжать в дальнейшем устраивать подобные мероприятия?

И.: Вообще-то, да. Возможно, правда, не сами, а с какими-то другими организаторами совместно, у которых опыта побольше. Может, привезем кого-то (тут пошли секреты, которыми мы хотели бы с вами поделиться, но не будем. Но если всё удастся, то это будет что-то! Пускай уже лучше будет сюрпризом!).

N.: Ох…! Ваня (Индеец – прим. N.), а тебе какие группы больше всего понравились?

И.: По правде говоря, я особо ничего не успел послушать…

N.: Ага… Приходит Череп после концерта – Индеец, ну как тебе Inferno? А у тебя глаза круглые. Да, да, Индеец, у нас они выступали…

И.: (смеется). Можно и так сказать. Нет, уйма просто проблем с народом, который туда пришел – нужно было куда-то бежать, с чем-то разбираться… То есть, времени кого-то слушать особо и не было.

N.: А если вы еще будете делать что-то подобное, вы будете приглашать… Нет, вопрос стоит так: «Много ли в Киеве команд, играющих готику?».

Ч.: Есть. Не очень много, но, думаю, 5-6 наберется. Если чего-то будем выдумывать, их пригласим. Хотя нужно будет поближе с их музыкой познакомиться…

N.: А что для вас значило играть с Inferno?

И.: Это группа с довольно-таки большим стажем работы, потому у них многому можно научиться. Музыка у каждой команды своя, но тем не менее…

N.: А вы (это уже вопрос не о концерте) изначально решили играть готику?

Ч.: Сразу мы решили играть, что получиться. А потом уже постепенно перешли к тому, что имеем. Методом проб и ошибок.

N.: Участвовали в каких-либо других проектах? Ваня, тебе слово.

И.: В общем-то, нет. Сразу меня пригласили петь в одну группу, но я там не прижился. Потом я собирал свою. Но она играла не то, что нужно, не то, чего я хотел под свой вокал, чтоб вышло действительно неплохо. Но они играли то, чего им хотелось. Потому ничего путного не вышло. А дальше… Дальше - Grimfaith. Вообще, я сейчас хожу в музыкальную школу по классу вокала, а еще пою в лютеранском хоре… (!).

N.: Череп, а ты где-то играл?

Ч.: Я играл сначала что-то такое ариеподобное, потом еще в дэз-проекте, но он мне не очень нравился. И я так тихонько начал всё разваливать. Ушел парень, который был вокалистом, еще кто-то… А потом пришли Ванька и Наташка. И начались Grimfaith.

N.: А группы, в которых вы играли – развалились?

(Оба признаются, что особо их судьбой не интересовались, потому ничего не знают).

N.: Ну а чего сейчас делают Grimfaith?

Ч.: Дают интервью Neform@†.

N.: Да, мы тоже заметили. А вообще?

Ч.: А вообще мы репетируем. Правда, по четвергам…

И.: …когда все после всяких там работ и институтов, не очень получается. А вот в воскресенье, с утра, все достаточно «свежие»…

Ч.: …и настроенные на работу. В четверг же у меня все из рук валится, ничего не хочется, плюс еще учеба… И все меня раздражает, всё достает…

N.: Да, пропустил Neform@† букву «м» в названии группы, а ты уже весь на взводе: «Убить мало! Ну как можно было?»

Ч.: Нет! Почти… Но просто у нас в воскресенье лучше получается с нашей музыкой.

И.: Да, ты вообще правильно сказал. Просто мы решили играть то, что у нас выходит из сплава общих идей и эмоций – вот так и играем.

N.: А ты чего внёс во всё это дело?

И.: Вообще-то я учусь на технической специальности (тут длинное название, о котором у Вани сами можете поподробней расспросить), но в первую очередь я музыкант, а не представитель шоу-бизнеса, несмотря на то, что мы организовывали концерт. И это самое главное.

N.: Согласны. А вы собираетесь как-то менять свой стиль? В плане звучания?

Ч.: В принципе, мы хотим изменить свою материальную базу – инструменты. Потом – найти репетиционную базу, более соответствующую нашим запросам.

N.: А в плане музыки?

И.: Я думаю, музыка сама поменяется. В принципе, может это отразиться на альбоме, который у нас есть в планах выпустить.

N.: Ух ты! А сколько у вас всего есть песен?

Ч.: У нас на сегодня, если так посчитать то, что у нас есть и мы исполняем и то, что есть, но мы не исполняем…12 песен. Да.

N.: А какая песня в исполнении для вас сложнее всего?

Ч.: Сложнее в плане напичканности какими-то сложными партиями?

N.: В плане возможности ее сиграть и звучания.

Ч.: Для каждого своё. Вообще, в каждой песне есть свои нюансы, так же, как и в манере ее исполнения. Свои проигрыши, ритмы, при которых главное – выдержать их, точно пережить. Для меня это наша последняя песня The Faith of Grim, где нужно не подвести на проигрыше в аккустической концовке.

N.: А какие ваши песни вы любите больше всего?

И.: Это сложно. Как объяснить – любимая песня, нелюбимая? Просто всегда та песня, которая новая, которую ты играешь здесь и сейчас, созданная совсем недавно и еще требующая работы, становится на первое место, на верхнюю планку, а потом постепенно и она «стареет», появляются новые песни…

Ч.: Но если в общем, то мои самые любимые – это Vampire to Become и Queen of the Torment, потому что они простые и в манере звучания, и в манере исполнения, к тому же более…откровенны, цепляющие, что ли.

И.: Да. К тому же, они больше принадлежат к нашему стилю…, даже не стилю, а к музыке, которую мы играем. То есть, к готике.

N.: Что для вас готика?

(Повисает молчание. И Череп, и Индеец смотрят на нас, а потом – выше, еще выше, а потом – в абстракцию. Такие взгляды называют «взглядами вдаль»).

Вместе: О-о-о…

N.: Помощь зала… Минута на размышления… Звонок другу…

Ч.: (обреченно). Нет, я могу сказать. Многие говорят, что это та музыка, которая…

N.: Нет. Не многие говорят. Что это для тебя конкретно?

Ч.: Это то состояние, которое у меня возникает тогда, когда я выкурил кучу сигарет на балконе, потом взял гитару и начал подбирать приходящие в голову мелодии.

N.: Тааак…Ваня?

И.: Практически то же, только в плане вокала… Довольно-таки сложно всё. Но в целом – похоже.

N.: Понятно. А если бы вы не играли готику, что бы вы играли? То есть, если б ее не существовало как таковой? И дэза, и блэка.

Почти одновременно: Хип-хоп. (Потом посмотрели в наши круглые и удивленные глаза, рассмеялись).

И.: Дум. (Чего не учли, того не учли… ). Собственно говоря, сейчас нашу музыку готикой назвать трудно.

Ч.: Там много смесей всего из метала. И это всё иногда поближе то к одному, то к другому.

И.: Я думаю, что у нас на записи будет больше гроула и скрима, чем «чистого» исполнения, выйдет, скорей всего, более думовое всё.

N.: (решили наверстать). А если бы дума не было?

И.: Я скажу. Мы, кстати, когда с Черепом и еще там одним басистом Сашей встретились, мы решили…

Ч.: …панк играть.

И.: Да, у нас было два проекта. Первый – украиноязычный панк, прикольный такой…

N.: Можно представить, как вы поете его. Со всей этой лексикой, для панка характерной…

Ч.: У нас была песенка такая «Брудна дівчина»…

N.: Ага!

И.: Еще была песенка «Гей, бабай!». (Все долго-долго смеются).

Ч.: «Гей, бабай, гей, бабай» і «срібна королева!» Типа «бабай» и «гей» .

И.: Вот так вот. Но потом это само собой прошло. Безболезненно притом.

N.: Ясно. Народ, а вот когда вы пишете песню, откуда берется идея и что нужно, чтоб песня «получилась»?

Ч.: Думаю, что сразу должна быть какая-то тема, которая тебе небезразлична.

И.: И мне еще принципиально все равно, на каком инструменте «родившаяся вдруг» тема будет первоначально исполнена. Главное, чтоб потом это вылилось в нашу музыку, влилось в наши темы.

Ч.: Потом из всех этих тем получается один материал, а от него…

И.: …да, а от него потом отталкиваешься, добавляешь чего-то своё, потом еще, чтоб основа всё же была. Кто-то вносит чего-то от себя, у кого-то рождаются дополнительные идеи… Вот так вот это и происходит.

Ч.: А потом уже слова подбираются. Вот так.

N.: А сколько времени необходимо, чтобы создать песню?

Ч.: Обычно после того, как пришла идея, самая продуктивные - первая репетиция, где все идею «выстраивают».

И.: И именно тогда идея рискует стать песней.

N.: А бывает так, что вот вас в чем-то осенило? Вы приходите на репетицию. Волнуетесь, под впечатлением, рассказываете, а вам говорят: «Нет, мы этого играть не будем! Ну сам подумай, ну что это такое?».

Ч.: Вот! Да! У меня такое очень часто бывает! Я много всего выдумываю, потом приношу, а это всё забраковывают и так обидно бывает! (Вы бы видели Черепа, когда он это говорил! 99,9% девушек и не только бросились бы гладить его по голове и утешать. А мы… Просто кресла были ну очень удобными!).

И.: Меня вообще никто не слушает. С моими-то идеями! (Да. Явно у них это наболело).

Ч.: И вообще – вот я выдумаю партий 10, а потом если из них 3 пропускают, так это еще и хорошо! А иногда и 2! И 1!

N.: А у тя, Ванька, всё потому, что вокал!

И.: Точно! Да, потому что не могу же я им сказать, какие я там ноты пою и т.д. Наташка, например, на клавишных до бесконечности повыдумывает-повыдумывает, а потом выбирает тему. А я?

N.: Ну да. Особо не подиктуешь. Ладно, еще вопрос – что вы первым услышали/прослушали из металла?

Ч.: М-м-м… А! Queen же!

И.: Так это не метал.

N.: Это так – рок, почти глэм.

Ч.: Blind Guardian. Да. Точно.

И.: А кто играть научил?

Ч.: А у моего папы друг есть – бард, вот он к нам приходил и пальцы мне ставил, учил каким-то аккордам…

N.: А как вы оцениваете шансы группы стать известными не только в Киеве и окрестностях, но и во всей Украине?

И.: Надеемся и будем стараться. Пока вот так. А как это выйдет – трудно предположить. Нужно время.

N.: Знаете ли вы что-либо о своих поклонниках?

И.: Знаем, конечно. Общаемся постоянно. Это наши друзья, в принципе.

Ч.: На репетиции всех приглашаем.

И.: И если они не были поклонниками, то станут таковыми.

N.: Как вы считаете, в вашей музыке есть то, что принято называть оригинальным исполнением?

И.: Есть. Это сложно объяснить, но… Кстати, еще о поклонниках. Дело в том, что рановато нам до этого всего. Друзья, естественно, появились и появилось много людей, которым сильно нравиться, которые заинтересованы в том, чтоб и дальше нас слушать и посещать наши концерты, но фанами в полном смысле их назвать пока трудно. А о новизне и оригинальности – стараемся, стараемся и еще раз стараемся развить новое и новое. Получается или нет – судить уже тем, кто нас слушает.

N.: Угу. А вы не думали создать эмблему группы?

И.: Думаем, конечно, но…

Ч.: Вот у нас на сайте висит анкх. Но анкхи используют половина готических групп. То есть, что-то там типа химовской хартаграммки?

N.: Ну… Пускай даже так.

Ч.: Пока просто ничего такого нет. Вот если что-то интересное придумается, тогда…

N.: Вы будете продолжать играть то, что играете сейчас?

Ч.: Скорей всего. Просто для нас было главное, чтоб стиль подходил под музыку, тексты.

N.: Ваня, а как было, когда ты вдруг «пошел в народ» ( это о прыжке со сцены в толпу)?

И.: Ой! Это было не так уж и больно. Самое странное – меня не затоптали, а, кроме того, что словили, еще и помогли…забраться опять на сцену.

N.: О, Ваня, это всё девушки-поклонницы!

И.: (смущаясь). Вполне возможно. В любом случае, я такого не ожидал.

N.: Какие у вас дальнейшие планы?

И.: Сейчас все наши усилия направлены на поиск хороших возможностей записи. Вот так. Первоначально хотелось бы выпустить демо. Всё покажет время – если нам самим понравиться то, что мы сделали, то можно будет задуматься и о полноформатном альбоме. Если брать с другой позиции – сейчас мы сами раскручиваем себя своими же действиями. И слава Богу! Это, по-моему, очень неплохо.

N.: А как вы думаете, что будет с металлом лет этак через 20?

И.: Я думаю, что останется такое направление, как классический металл и возникнут новые его интерпретации и еще будет более усовершенствованный индастриал. Металл будет тогда восприниматься, как сейчас рок-н-ролл, старый рок, глэм.

N.: А чего вы сейчас слушаете больше всего?

Ч.: Type O Negative, вот.

И.: Как же это? А! IL NINO, да, вспомнил. Это латиноамериканские мелодии. Очень веселые, кстати. Там и нью-метал и одновременно с этим… Просто хорошая музыка.

N.: Да… Так вот – чего бы вы хотели пожелать всем людям, слушающим тяжелую музыку?

И.: Как это ни банально – но побольше хорошей музыки, естественно. Поменьше зависти, потому что даже до нас доходят слухи о том, что мы где продали, что мы где сделали, что мы как заработали. Потому и пожелание такое, соответственно.

N.: Ну вот, спасибо вам огромное за интервью. Надеемся, оно далеко не последнее!

Вместе: Вам тоже спасибо! Надеемся!

Вопросы задавали Mirror & Mary Gothic


P.S. Нужно всё-таки сказать. Спасибо тебе огромное, Череп, за ту атмосферу, которая царила при нашем общении. Было, правда, очень прикольно и очень весело. Потому что мы занимались чем только можно – мы ели конфеты с чаем (м-м-м!), играли на гитарах (особенно Mary Gohic), мы смотрели фото, что привели бы в состояние дикой зависти любого гота (и нас!), мы играли тайским мячиком, мы бились подушками, мы просто сходили с ума и болтали… А, да! Мы еще брали интервью. Обо всем можно рассказывать отдельную историю, не меньше, чем сама наша беседа, но… Индеец там даже изобрел собственную систему количества строчек, в которые мы это всё будем вмещать и как-то определял это количество строчек, но мы так и не разобрались. Просто… Спасибо вам, Череп и Индеец, за то настроение, которое было хорошим долго-долго и за такой хороший вечер. Может, немного сентиментально, но это правда. Вот так.




Copyright © 2000-2018 AuroraScorpio & The MetalList Portal

0.0022571086883545